Дело о пропаже Елены Логуновой продолжает привлекать внимание. Напомним, 26-летняя мать двоих детей вышла из квартиры 25 июля - с тех пор информации о ее местонахождении нет. Ее искали в Рязани и в Спасском районе. Известный криминалист Дмитрий Плоткин сообщал, что готов оказать помощь. Глава следкома России поручил расследовать дело активнее. Выпуски "Прямого эфира" и "На самом деле" на федеральных каналах были посвящены делу пропавшей. "Рязанским новостям" дело комментировали адвокат мужа и адвокат матери Елены Логуновой. Кроме того, муж, Александр Логунов, отмечал, что верит - его жена найдется живой. 

Теперь к общественности через "Рязанские новости" впервые обратилась мать мужа пропавшей, Ирина Логунова. Мы публикуем ее письмо полностью, без редактуры:

"Мне, как маме Александра, как бабушке внучек, судьба матери которых не известна, ужасно больно видеть и осмысливать происходящее. В отношении моего сына в публичном обсуждении развернулась настоящая травля; Александр и мы, ближайшие его родственники, фактически несем наказание без вины, без решения суда, без объявления доказательств. В подтверждение нашей вины нам вменяются мнения крикливых шоу и выводы шоуменов. Они словно в праздничный базарный день, как артисты бродячего театра, перебивая друг друга, выкрикивают грязную ложь в отношении нашей семьи. С наслаждением и смакованием придуманных подробностей, не имеющих отношения к произошедшему, выворачивают наизнанку обстоятельства жизни семьи. Каждый из крикунов словно возводит для себя трибуну из грязи, чтобы быть повыше таких же крикунов и чтобы его голос был слышнее, а сам он - виднее.

По какому поводу такое празднование и балаган? Что за повод засветиться на телеэкранах и передовицах газет, напомнить о своем существовании и сделать себе рекламу, а потом радоваться увеличившемуся количеству обратившихся?

Я напомню, пропала молодая девушка, мать двоих детей, к которой я относилась как к своей дочери. Еще до того, как Елена стала женой моего сына Александра, я и все члены моей семьи приняли ее как родную и очень радовались выбору моего сына. Во время нашего общения я поняла, что Елена скромный, с доброй душой и с каким-то особым теплом человек, и я радовалась, что Бог подарил моему сыну такую жену. Когда у нее были проблемы со здоровьем, именно я была рядом с ней в больницах, не отходя дежурила рядом с ее кроватью. Во время беременности Елены ходила с ней в поликлинику, носила анализы. Со слезами на глазах вспоминаю, как я вместе с ней радовалась рождению детей.

Но в последнее время я больше плачу, когда вижу, как на моем горе о пропавшем близком человеке, на горе моей семьи незнакомые мне люди, крича, кривляясь и брызжа слюной, добывают себе дешевую популярность. Им безразлична судьба Елены, безразлична судьба двух маленьких и беззащитных девочек, им нужны только жареные факты, грязные сплетни.

Мы как можем помогаем следствию; с момента исчезновения Елены не прошло дня, чтобы в нашу квартиру не постучались или не позвонили на телефон сотрудники правоохранительных органов. Я, Александр и другие члены моей семьи уже допрошены по пять, а то и более раз. Сколько было осмотров в квартирах, гараже - я сбилась со счета. У меня такое ощущение, что дня не приходит, чтобы очередной специалист не посветил специальным фонариком в моей квартире. При этом мы не просим каких-либо судебных постановлений, все это происходит по нашему добровольному согласию. Все принадлежащие нам автомобили также были не один раз осмотрены, а теперь и вовсе изъяты. У нас изъяты все мобильные телефоны, планшеты и компьютеры. У моего супруга изъят рабочий ноутбук, производились обыски по месту работы. Когда все изъятое будет возращено - не понятно, следствие не торопится. В нашем доме поселились скорбь и отчаяние. Мы ни в чем не виноваты, но такое ощущение, что уже несем наказание. Дверь квартиры не закрывается от непрошенных гостей. Я никак не могу понять, в чем смысл изо дня в день повторять ответы на одни и те же вопросы. В чем смысл очернять имя моего сына несуществующими фактами. Какое удовольствие у людей распространять лживые слухи?

Почему люди, говорящие о виновности моего сына, не могут показать, на основании чего они так считают, что у них есть в подтверждение их предположений. Я видела в телевизоре фотографию якобы моего сына, находящегося на заправке. Но это не он. Не бывает он на этой заправке. Не заправляется он там. К чему эта вся ложь? Для чего? А эти сведения о передвижениях моего сына, что это? Кто их видел и кому их показывали? Как эти сведения называются, это результат гаданий, расклада на картах - или бесы подсказали?

Я вижу, что общественное обсуждение по исчезновению Елены идет по праву самого крикливого. Кто громче кричит, того и слушают, а что он кричит - не важно. Лишь бы этот крик запахом из могил был сдобрен. Мне и моим близким по-пустому кричать характер и убеждения не позволяют, но о том, что в настоящее время осуществляется большая несправедливость, это я заявляю. Спустя три месяца с момента исчезновения Елены изъяты автомобили, после того, как их несколько раз уже осмотрели; что там собираются найти, спустя после нескольких осмотров и прошествии значительного времени? Такое ощущение, что в угоду общественному мнению, в угоду крикливым, у нас просто взято имущество в заложники.

Но в этой ситуации есть лучи надежды, это мои внучки. С ними, слава Богу, все хорошо. Также я вижу, сколько много небезразличных людей живет в моем городе, как многие не отвернулись от нас и искренне сочувствуют и переживают.

Да, я из семьи старообрядцев, во времена всех гонений мы не отказывались от своих убеждений и традиций, не скрывали своей веры, при этом не озлобились на весь мир, не кричали, как нам плохо, были вместе, поддерживая друг друга. Мы все так же верим в добро и силу правды. Несмотря на всю эту травлю и бесконечный поток грязи, я по стародавней православной традиции всем желаю здоровья и мира. Чтобы даже малая часть беды, которая поселилась в нашем доме, обошла стороной ваши дома. Мы верим, чего и Вам желаю".