История пропажи рязанки Елены Логуновой по-прежнему остается одной из самых обсуждаемых тем - и не только в Рязани. Информации много - что-то на уровне слухов, что-то - на уровне официальных комментариев. Обсуждают историю и на федеральных каналах. Много вопросов возникает по поводу того, где же все-таки был муж пропавшей, Александр Логунов; о реакции его семьи на вопросы журналистов.

В эксклюзивном интервью "Рязанским новостям" ситуацию прокомментировал адвокат Иван Беззубцев - он представляет в этом деле интересы Александра Логунова.

- Много противоречивых данных о местонахождении Александра Логунова в день пропажи его жены Елены. Как, по вашей информации, он провел 25 июля?

- Большинство обсуждающих обстоятельства пропажи Логуновой Елены в настоящее время основывают свое мнение на неких данных, представленных как данные о местонахождении телефона, находящегося в пользовании Александра. Между тем, такие сведения могут быть получены только из информации, предоставляемой операторами сотовой связи, данная информация содержит тайну, охраняемую законом, и может быть получена только на основании судебного решения. В суд по таким вопросам могут обращаться следователи на основании УПК РФ и оперативные уполномоченные на основании Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Не представляю, что сотрудники правоохранительных органов допустили передачу таких данных посторонним, иначе таких сотрудников надо привлекать к ответственности. Поэтому версия о беспорядочных передвижениях Логунова Александра основывается на ничем не подтвержденных данных, которые, скорее всего, не имеют никакого отношения к обстоятельствам 25 июля.
Логунов Александр дал подробные пояснения следствию о том, как он провел 25 июля, где был, что делал, также сообщил, какими данными и информацией можно это проверить.
По поводу имеющейся на руках посторонних лиц информации о телефонных соединениях Логунова Александра готовится обращение в центральный аппарат Следственного комитета Российской Федерации, чтобы была проведена проверка по данному поводу, с разрешением вопроса, кто подлежит к привлечению к ответственности за передачу таких данных. Думаю, в ходе этой проверки также разрешится вопрос, действительно ли эта информация находится у лиц, которые заявляют о владении ею, и имеют ли они сведения, имеющие отношение к телефону Логунова Александра. Исходя из этого, мы поймем, не вводили ли нас в заблуждение в течении месяца, вещая с телеэкранов, что есть достоверные сведения о причастности Логунова Александра к исчезновению его супруги.

- Обсуждают в том числе судьбу детей Елены и Александра. Мать Елены, Наталья Кошелева, ранее сообщала, что не имеет возможности их видеть; детский омбудсмен по ее просьбе провела проверку - та показала, что девочки в порядке, живут с отцом и его родителями. Но при этом выдвигается версия, что запрет на общение связан с тем, что старшая дочь, которой почти три года, может "что-то рассказать". Запрет на общение со стороны Александра Логунова действительно существует? Чем его аргументирует Александр?

- Разрешение данного вопроса находится не в какой-то криминалистической плоскости, а больше в эмоциональной. В первые дни после исчезновения Елены ее мама Кошелева Наталья виделась со своими внучками и общалась с самим Александром. Закономерный разлад между родственниками произошел после того, как Кошелева Наталья начала активно сообщать о причастности Александра к исчезновению дочери и сообщать дискредитирующую, не соответствующую действительности информацию. После такого маловероятно доверие между ранее близкими друг другу людьми. Однако Александр понимает Кошелеву Наталью, и что в такой стрессовой ситуации, вызванной безвестной пропажей ее дочери, она может допустить какие-то нелицеприятные высказывания, в том числе и в его сторону. В будущем он надеется на то, что все имеющиеся подозрения в его сторону будут опровергнуты, и его дети будут окружены теплом общения всех родственников без исключения.

- У стороны родителей Елены много вопросов по тому, насколько оперативно и грамотно были проведены следственные действия в первые дни после пропажи. Как оценивает работу следствия сторона Александра Логунова?

- Существует процессуально предусмотренный порядок оспаривания тех или иных действий следствия и сотрудников правоохранительных органов, а также право заявления ходатайств; мне, как профессиональному участнику процесса, этого достаточно, без вынесения на публичное обсуждения деятельности следователей и оперативных работников. На данном этапе позволю себе лишь заметить, что еще в первых числах сентября мною было заявлено несколько ходатайств следователю, которые остались без ответа, по этому поводу поданы также жалобы в районную прокурату и областную прокуратуру; и также оттуда нет ответов, хотя все сроки на это вышли.

- Адвокат матери пропавшей, Максим Калинов, сообщил, что было подано ходатайство о допросе Александра в качестве подозреваемого. Известно ли вам об этом ходатайстве, было ли оно удовлетворено? Александр Логунов по-прежнему сохраняет в деле статус свидетеля?

- Об указанном ходатайстве мне ничего не известно, однако, думаю, необходимо напомнить, что лицо приобретает статус подозреваемого в следующих случаях: в отношении данного лица возбуждено уголовное дело; в отношении лица избрана мера пресечения; лицо задержано в порядке ст. 91 УПК РФ. Есть еще одно основание - это уведомление о подозрении, но в данном случае оно не применимо в принципе, так как предварительное расследование производится в форме предварительного следствия.
Остается только дополнить, что в отношении Логунова Александра уголовного дела не возбуждалось, он не задерживался, мера пресечения также в отношении него не избиралась, соответственно, при таком положении дел Логунов Александр не может быть допрошен в качестве подозреваемого.

- Много вопросов у обывателей и экспертов вызывает «несвойственное для семьи, потерявшей близких» поведение Александра и, в частности, его отца, допустившего весьма неоднозначные высказывания в адрес пропавшей. Чем вы можете объяснить такую реакцию со стороны семьи Логуновых?

- "Несвойственное для семьи, потерявшей близких" - это субъективное оценочное понятие, которое не имеет четких критериев и методик оценки, поэтому, думаю, при поиске ответов в столь непростом деле мы должны руководствоваться критериями не "плохо" или "хорошо", или "нравится" и "не нравится", а только значениями - "есть" или "нет". То есть мы должны получить совокупность каких-то достоверно подтвержденных фактов, которые формируют картину произошедшего; если фактов для формирования не хватает, то обстоятельства не могут быть признаны имевшими место.
Однако, возможно, даже выйдя за рамки дозволенного, я могу сказать, что для близких родственников Александра исчезновение его супруги является сильным потрясением и они очень надеются, что она найдется, все это найдет какое-то объяснение, и все забудут про их семью, и, как раньше, никого не будет волновать, как семья Логуновых преодолевает возникшие перед ними трудности и проблемы.