В Советском районном суде вчера были заслушаны прения сторон защиты по делу бывшего исполняющего обязанности главы администрации Рязани Сергея Карабасова. На заседании побывала корреспондент «Рязанских новостей».

Суд был назначен на 11 утра. Сергей Карабасов прибыл одним из первых. Несколько раз он выходил из зала заседания и даже предлагал журналистам, которых с каждой минутой собиралось все больше и больше, пройти в зал. «Там стулья помягче», - вежливо пояснял подсудимый. Кстати, сегодня он одет не в деловой костюм, как это было на прошлых заседаниях. На нем джинсы и обтягивающая водолазка с высоким горлом. Ожидающие поговаривают, что, как и говорил бывший и.о. мэра в одном из интервью СМИ, на суд он пришел с собранной на всякий случай сумкой.

Только вот процесс не начался ни через 30 минут, ни через 40 и даже через час. Как оказалось, задерживается третий фигурант дела - директор подрядной организации Михаил Пузанов. Он появляется только через 1,5 часа ожиданий. Подсудимый быстро пересекает коридор, глядя на сидящих, со словами: «Тут журналисты и все подряд...»

«Михаил Петрович, не буду читать нотаций. Сами все понимаете. Как-то это, наверное, все не совсем правильно», - в самом начале заседания обращается судья к опадавшему Пузанову.

На прошлом судебном заседании были заслушаны прения стороны обвинения. Теперь черед защиты. Карабасов сидит в первом ряду в самом центре. По левую руку от него - собственные три защитника, по правую - адвокаты второго фигуранта - начальника управления энергетики и ЖКХ Игоря Ковалёва.

Прения начинаются с адвокатов Карабасова. Защитник Эдуард Видакас в сером костюме, склонившись над столом, начинает зачитывать свою речь, где поэтапно пытается опровергнуть доводы обвинения.

Так, по мнению Видакаса, все обвинение является противоречивым и недостоверным. Опровергает защита и то, что Карабасов разработал и реализовал план по похищению бюджетных средств, вверенных ему в распоряжение. 

«Но Сергей Юриевич Карабасов никаких бюджетных средств, вверенных в распоряжение не похищал. Обвинение в этой части противоречит само себе. С одной стороны, Карабасову вменяют в вину хищение вверенных ему бюджетных средств, с другой стороны согласно обвинению растрату должен был совершить Ковалев путем подписания фиктивного государственного контракта», - утверждает адвокат.

Еще одним доводом обвинения было то, что подсудимый для реализации плана похищения денежных средств, якобы использовал подчиненного ему начальника управления энергетики и ЖКХ администрации города Рязани Ковалева, который должен был заключить договор с подконтрольной Карабасову организацией ООО «Уютный двор 62». Ее директор Михаил Пузанов. Защита же утверждает, что нет никаких доказательств той самой «подконтрольности» Ковалева Карабасову, а с подрядчиком ООО «Уютный двор 62» ни у подсудимого, ни у его семьи, по словам защитника, не было никаких связей.

«Таким образом, в действиях Карабасова Сергея Юрьевича отсутствует состав какого-либо преступления, в связи с чем он должен быть оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ», - заключает Эдуард Видакас.

Далее эстафету перехватывают остальные защитники Карабасова. «Я еще обращу внимание, что конструкция из обвинительного заключения существенно изменилась уже с прением сторон. Появились такие новые обстоятельства, как решено было построить спортивную площадку именно для того, чтобы скрыть следы преступления. Очень хорошая конструкция. Она очень хорошо дополняет способ, а главное, всем сторонам становится понятно, что любое деяние, которое направлено на неверное исполнение каких-либо подрядных работ может соответствовать  соответствующей статье уголовного кодекса и именно это у нас в данном процессе и сделано. То есть собственно в чем обвиняется мой подзащитный? Мой подзащитный обвиняется в том, что он каким-либо образом, (я не очень понял каким в обвинительном заключении) придумал план построить спортивную площадку, но таким образом, чтобы растратить денежные средства. Реализовывал он его с исключительной хитростью. Он об этом объявил всем. Объявил правительству Рязанской области, дизайнера пригласил, пригласил товарища Исаева, чтобы проект придумать и с этим проектом потом выступить на правительстве Рязанской области. В обвинении, на мой взгляд, достаточно ошибок и неточностей...», - заявил следующий адвокат.

По словам защитника, количество этих самых ошибок и неточностей становится уже критическим. Далее он предлагает только два решения: возобновить судебное следствие и оправдать его подзащитного. «Доказательств, которые могли бы лечь в канву обвинительного заключения, просто нет», - добавляет защитник.

Все это время Карабасов сидит положив ногу на  ногу и скрестив руки на груди. Иногда он ели заметно кивает в знак согласия слов своих защитников.

После выступления защитников экс-мэра наступает черед адвокатов Ковалева. У него их два.

«Ваша честь, я заблаговременно собираясь в суд, я поймал себя на мысли, что мне легче написать обвинение в отношении лиц, которые написали это обвинение, чем написать обвинение по Карабасову, Ковалеву и Пузанову», - так с уверенностью начинает свою речь Сергей Кочетков.

Защитник вспоминает, что когда адвокаты впервые собрались вместе в его офисе, то взяли уголовный кодекс, чтобы подобрать статью подсудимым, но, по его словам, ничего не подошло.

«Пикантность нашего судебного заседания заключается в том, что на улице светит солнце. Это общеизвестный факт. А обвинение говорит  нет, сейчас ночь. Сейчас темно. <…> Мы сказали темно, это вы должны доказать, что на улице светит солнце. Это нечестно! Я скажу больше, это незаконно!», - продолжал Кочетков, указывая на окно, за которым, действительно, в этот день светило яркое солнце.

Сразу после адвокатов Ковалева к прениям приступили защитники Пузанова. Их прения были самыми долгими, с подробным изложением всего процесса, доводов обвинения и показаний свидетелей.

«Тяжело быть последним. Приходится повторяться», - отмечает адвокат подсудимого Пузанова.

После окончания всех прений судья предлагает подсудимым также выступить в судебных прениях. Карабасов от прений отказывается: «Ваша честь, поддерживаю все доводы защиты. От выступления отказываюсь. Выступлю в последнем слове», - говорит он. Солидарен в этом отношении с ним и Пузанов.

Ковалев же решил выступить. Он встает, перед собой держит речь, написанную от руки на листах А4. Видно, что он волнуется.

«Ваша честь, в дополнение к выступлению Качеткова Сергея Юрьевича, я обращаю внимание сторон обвинения на отсутствие у управления энергетики и ЖКХ своего расчетного счета. <…> В ходе судебного следствия обвинение указывало мне на то, что я сам лично не выезжал на место и не контролировал исполнение данного муниципального контракта. Управление энергетики и ЖКХ ежегодно ведет около 100 объектов по разной степени важности. Я физически не могу контролировать каждый объект. И у меня нет такой обязанности. Поэтому за каждым объектом закрепляется ответственный исполнитель. В том числе, и по этому контракту. Ответственным исполнителем от управления была назначена Кадырова Елена Геннадьевна. Я пристально слежу и контролирую объекты, относящиеся к вопросам жизнеобеспечения. Это объекты теплоснабжения, электроснабжения и объекты водоснабжения холодного и горячего <…> И наконец я не могу понять в чем сторона обвинения усматривают мою корысть в рамках исполнения данного контракта. Я этого не понимаю. На основании вышесказанного я считаю себя невиновным и надеюсь на справедливое решение уважаемого суда», - пояснил в прениях Ковалев.

«На сегодня это все. На следующем судебном заседании заслушаем последнее слово. Встречаемся 30 декабря в 11 часов. Да, Михаил Петрович?», - говорит судья, смотря при этом на Пузанова.

«Да, конечно!», - откликается подсудимый.

Выходя из зала Карабасов извиняется перед журналистами за долгое ожидание. «А мы вот так все годы», - с улыбкой поясняет он. От каких-либо комментариев по итогам заседания он отказывается.

 

Дарья Буренкова из зала суда