С 9 по 11 сентября в Рязанской области проходили губернаторские выборы. По их итогам главой региона с результатом 84,55% стал Павел Малков. «Рязанские новости» решили попросить оценить эту выборную кампанию политолога и эксперта Института гуманитарно-политических исследований Владимира Слатинова.
 
Стоит отметить, что в день завершения выборов, эксперт находился в Рязанской области для дискуссии, где уже высказывал некоторые свои мысли.
 
- Владимир Борисович, как вы в целом оцениваете результаты выборов губернатора Рязанской области?
 
- Результаты выборов губернатора Рязанской области в целом вписываются в общероссийскую тенденцию этого года. Мы видим, что подавляющее число врио губернаторов, которые получили санкцию Кремля на переизбрание либо избрание в первый раз, получили огромную поддержку со стороны избирателей. И где-то даже эти цифры смотрятся аномально в каком-то смысле. Но важно понимать в каком контексте это происходило. Этот контекст связан с так называемым референдумным характером выборов, когда все политические силы принимают правила игры, в соответствии с которыми есть маркированный Кремлем фаворит. По сути дела, эти выборы – это организация голосования по одобрению данной кандидатуры, а остальные политические силы просто участвуют в процессе. Никто всерьез не оспаривает право врио избираться. Будем говорить об этом откровенно. То есть это не конкурентные выборы, а референдумные. В этом году, как и в прошлые годы, пожалуй, за некоторыми исключениями, например, такие исключения были в 2018 году и 2015 году, но, начиная с момента возвращения губернаторских выборов в 2012 году, у нас выборы эти проходят по такой модели.
 
И выборы Малкова – это не выборы губернатора, а именно выборы Малкова губернатором Рязанской области. Все политические силы эту модель приняли и, будем говорить откровенно, никто из кандидатов в губернаторы, «соперников» Малкова, реально против него кампанию не вел и на победу не надеялся. Это просто участие в процессе, который имеет значение с точки зрения того, чтобы заявить о себе со стороны, так называемых, технических соперников, напомнить о существовании своих политических сил, но всерьез губернаторский статус у Малкова никто не оспаривал.
 
В этом году есть еще один момент, который способствовал вот этим огромным цифрам. Это, так называемый, эффект патриотической консолидации в условиях СВО, когда, действительно, поддержка власти выросла. Кому-то это может нравиться, а кому-то нет, но все рейтинги показывают, что пока поддержка власти выросла и выросла достаточно прилично. То есть лояльных избирателей власти стало больше, а трехдневный формат голосования позволил максимально этих лояльных избирателей мобилизовать.
 
- Недавно вы сказали, что в Рязанской области нет явной второй политической силы. Разве по итогам выборов губернатора не стало понятно, что это все-таки КПРФ? 
 
- Почему я сказал, что в Рязанской области нет однозначной второй политической силы? Я посмотрел на политическую динамику в регионе за последние пять лет и особенно внимательно за последние годы. Я обнаружил, что на выборах в Рязанскую областную Думу в 2020 году второе место было у ЛДПР, они обошли коммунистов. Кроме того, судя и по тому контенту, который я изучил и по разговорам с экспертами, я понял, что и отделение ЛДПР, и «СРПЗП» достаточно мощные в Рязанской области. И они борются за статус влиятельных оппозиционных политических сил. Ну в рамках, конечно, нынешней политической системы. В том числе, они оспаривают этот статус у коммунистов. В 2020 году на выборах в Рязанскую областную Думу ЛДПРовцам это удалось. Но в 2021 году в Государственную Думу я увидел, что коммунисты вернули себе четкую позицию второй политической силы. Кстати, они это сделали и в стране. И можно сказать, что по результатам губернаторских выборов этого года, они свой статус второй политической силы подтвердили. Коммунисты все-таки, действительно, вторые. Стоит отметить, что в целом по стране за этот год коммунисты просели, но в Рязанской области они твердо вторые.
 
- Кандидат от ЛДПР Дмитрий Репников набрал всего 3,60% голосов. Не кажется ли вам, что партия теряет позиции?
 
- Кандидат от ЛДПР, действительно, набрал немного. Но я хочу сказать, что все, так называемые, технические соперники Малкова набрали немного. Как я уже сказал, результаты губернаторских выборов четко говорят, что коммунисты вторые. У ЛДПР не получилось повторить свой успех 2020 года, когда они по спискам опередили коммунистов на выборах в областную Думу.
 
Что касается перспектив ЛДПР, то если брать общероссийский контекст, мы увидели интересный феномен на выборах в единый день голосования этого года: коммунисты просели, а ЛДПР не просто сохранили позиции, а где-то даже в некоторых регионах выступили лучше, чем ожидалось. Поэтому поводу известный политтехнолог Евгений Минченко сказал, что не только Виктор Цой жив, но и Владимир Вольфович Жириновский жив, но в отличие от Цоя, он продолжает выигрывать выборы. Такая жесткая шутка, но имеющая право на существование. Я бы пока не говорил о закате ЛДПР. Мне кажется, что во многом еще действует инерция бренда. ЛДПР придется проводить серьезный и содержательный ребрейдинг в связи с тем, что прежнего вождя нет.  Партии, конечно, необходимо серьезно себя перепозиционировать. Я думаю, что в следующем году, когда в Рязани состоятся выборы в городскую Думу, мы и увидим на сколько ЛДПР адаптировалась к новой ситуации. Я бы не списывал партию со счетов. Очень многое будет зависеть от роли региональных отделений. Там, где региональные отделения сильные, где они будут привлекать спонсоров и ресурсных игроков, там они по-прежнему будут держаться. Что произойдет в этом отношении в Рязани – увидим.
 
- Кандидат в губернаторы от партии «Справедливая Россия — Патриоты — За правду» Григорий Парсентьев набрал наименьшее количество голосов. Как можно объяснить это явление в условиях спецоперации и так называемого «сплочения вокруг флага»? Ведь именно эта партия часто посещает Донбасс, оказывает гуманитарную помощь.
 
- Что касается эсеров, то я за три дня пребывания в Рязани, немало слышал, что здесь у них сильное отделение и достаточно приличный уровень поддержки. Хотя если посмотреть на результаты по Государственной Думе и областной Думе, то я бы сказал, что эсеры где-то рядом с ЛДПР. Они оспаривают третью позицию в регионе с точки зрения иерархии политических партий.
 
Как я понимаю, кандидат от эсеров практически не вел кампанию, но и другие кандидаты, как я уже сказал, Малкову не оппонировали. В этом году все больше изображали участие, чем реально участвовали. Кандидат от эсеров, как я понимаю, был максимально сконцентрирован на донбасской тематике. И здесь важно понимать, что поддержка СВО есть в обществе (хоть и потихоньку эта экзальтация начинает снижаться), но, тем не менее, она не заслоняет местные проблемы. Это очень четко видно по кампаниям в регионах и муниципалитетах. Да, люди, скорее поддерживают власть в условиях спецоперации, но вот эти громкие кампании различных политиков и политических партий по поддержке Донбасса, воспринимаются, как фон. Поверьте, на местных региональных выборах это серьезного влияния на волеизлияние избирателей не оказывает. Поэтому эта активная позиция эсера заправдинца в донбасском направлении на губернаторских выборах серьезного влияния на людей не оказала. Мы это видим. Люди отдают должное патриотическим усилиям, но они хотят, чтобы на региональных выборах кандидаты представляли региональную повестку и занимались региональными делами. Вот этот низкий результат эсера заправдинца очень четко показывает политическим партиям, что, ребят, конечно, ваше волонтерство, ваше усилие в этом направлении оценивается людьми, но оценивается в качестве фона, а в качестве ключевого фактора поддержки выступает ваша активность в регионе и ваше участие в региональной и местной повестке.
 

 

Беседовала Дарья Буренкова