В связи со сложной эпидемиологической ситуацией во всех регионах страны у медперсонала в разы увеличилось количество работы. Но далеко не всегда такие переработки оплачиваются достойно. Экс-фельдшер рязанской БСМП Алена Половина рассказала «Рязанским новостям», почему уволилась со «скорой», какие трудности ей приходилось терпеть и сколько платили за ее нелегкий труд.

- Алена, расскажите, когда вы поняли, что хотите связать свою жизнь именно с медициной?

- Ой, наверное, это было еще в детстве. После девятого класса я приехала и сразу подала оригиналы документов в Рязанский медицинский колледж. Других вариантов у меня вообще не было. А после колледжа сразу на «скорую».

- Как изменилась ваша работа в период пандемии?

- Она очень сильно изменилась. В последние два года существенно выросла нагрузка. Это первое. А второе - эта нагрузка никак не оплачивалась. Первые года, когда я только пришла, такой нагрузки не было и оплачивалось это нормально. А тут с такой нагрузкой и никаких доплат! Ничего не было.

- То есть за переработки вам не доплачивали?

- Ковидные выплаты у нас были. Только вот они.

- Можете вспомнить, сколько у вас составляли переработки?

- Я в последние годы на одну только ставку вообще не работала. 1,5-2 ставки всегда были где-то. Смена то у нас 24 часа. Это четко было. Сутки через трое - рабочий график. Я выходила сутки через сутки. Количество вызовов за смену могло достигать 25. То есть в сутках 24 часа, а у нас 25 вызовов. Хотя по правилам должно быть 16 максимум.

- Наверняка, работая в таком темпе, вы часто приезжали на вызова с большим опаданием. Что говорили люди?

- Мы могли приезжать с задержками в 6-7 часов. Конечно, приходилось выслушивать недовольство. Мы и в домофон выслушивали все «хорошее» про себя и на адресах нас как-то задевали. Говорили, что мы долго едем, проще умереть, чем нас дождаться. И агрессия была. Такого, чтобы кто-то кидался, конечно, не было. Высказывали, но без кулаков. Мы пытались все объяснить. Многие понимали ... и многие нет...

- Сколько составляла ваша заработная плата в пандемийный период?

- Я уже говорила, что не выходила только на одну ставку. Это обязательно было с подработками. Ну, около 30 тыс. рублей выходило. Но это плюс еще с категорией и надбавкой за исполнение обязанностей врача.

- Как такая изнурительная работа сказывалась на вашей личной жизни?

- У меня ее нет. Сутки через сутки ходить на работу, какая уж тут личная жизнь. Я сама из области. Последние два года я, наверное, домой ездила к родным только раз в полгода. То есть в отпуска и все. А между выходными просто не попадешь. Их практически не было.

- Что стало для вас «последней каплей» и вы решили уволиться?

- Это все долго накапливалось. Мы держались два года. Думали, что что-то изменится. Думали, как это мы убежим. Но ничего не менялось. Поэтому когда ты сутки не заезжаешь на подстанцию, чтобы просто банально сходить в туалет и покушать горячей еды,  а максимум только 15 минут, сумку заправить, потому что лекарство заканчивалось...  Нам было положено в сутки два раза по 30 минут отдыха. У нас их не было. Мы могли еду себе поставить разогреть, и нам уже адрес приходит, мы не успевали ее съесть. И потом, увидев квиток зарплаты, я поняла, что дальше так продолжаться  не может.

- Вы говорили руководству о том, что вас не устраивает?

- Непосредственному начальству говорила. Я работала на Приокской подстанции. Просто сказала, что больше переработки брать не буду, и ходила сутки через трое. Смысла в переработках я не видела, если оплата одна и та же. Зачем же мне мучатся?  К вышестоящему руководству я не обращалась.

- Приняв решение уволиться, вы ушли в никуда? Или уже были другие варианты?

- Еще работая на рязанской «скорой», я ездила и узнавала про места в Московской области. Когда все узнала, что меня берут, то уволилась.

- То есть сейчас вы работаете фельдшером в Московской области?

- Да, верно.

- Как отличаются ваши условия работы там от условий в БСМП?

- Условия, конечно, отличаются. Адресов также много, что там, что тут. Киллометражи только большие. Но на положенные 30 минут нас допускают.

- Наверняка и зарплата там выше?

- Да. Даже оклад выше. У нас в Рязани 11 тыс. рублей, а здесь около 18 тыс. рублей. Плюс есть стимулирующие, доплата за стаж, за категорию. В Рязани не доплачивали за стаж. Нам вроде как говорили, что платят, но у нас в квитке именно строчки «за стаж» не было.

- А были ли мысли вообще уйти из медицины?

- Когда дорабатывала на рязанской «скорой» и еще ничего не знала, особо не хотелось уходить. Все были такие родные, свои… Поэтому, наверное, и тянула два этих года. Как семья мы там работали. Были мысли может мне вообще из медицины уйти… Но на данный момент они прекратились.

 

Беседовала Дарья Буренкова