Владимир Григорьевич Кареев - ветеран Великой Отечественной войны. Участвовал в Курской битве, освобождении Киева, взятии Берлина, освобождении Праги в составе I Украинского Флота. «Рязанские новости» записали собственный рассказ ветерана о военных годах.

-3

"Разбомбили и беженцев, и технику, и скот. Вот такое начало войны"

- Родился 7 июня 1925 года в Рязанской области в Кораблинском районе. Отец - учитель неполной средней школы в селе Кумино Кораблинского района. Мама тоже учитель. В семье было четверо детей. Я младший. Самый шустрый. Война застала меня в 15 лет. Только окончил восьмой класс.

17 июля собрались все отъезжающие на трудовой фронт на вокзале, я вместе с ними. Подошел поезд, сели и поехали с песней. Вроде сказали, что под Москвой будем копать, а приехали в Смоленск. Ночь. Зенитки бьют, самолеты противника летают. Поехали еще дальше. Привезли в Белоруссию, в Оршу. Копали лопатами противотанковый ров.

Много было событий: попадали и под обстрелы, и под бомбежку. Переправлялись через Днепр по мосту. Мы, ребятишки, через мост быстро перебежали между машинами и танками. Только спрыгнули, смотрим - летят порядка 40 немецких самолетов. Мы успели отбежать от моста метров на сто. Немцы всё, что было на мосту, разбомбили – и беженцев, и технику, и скот. Вот такое начало войны.

"Вместо экзаменов отправили на фронт"

- В армию призвали в январе 1943 года. Все мобилизованные со всей Рязанской области собрались на вокзале в Ряжске. Сели в товарный поезд, в вагонах еще печки стояли, и поехали в пулеметное училище в город Чкалов (сейчас Оренбург). Я был одет в валенки, шерстяные носки, стеганые ватные брюки и полушубок. Когда мы приехали, нас сразу в баню отправили. Вещи покидали, помылись, выходим - нам дают обмоточки, не носки. Никогда не мотал. Старшина подошел, научил. Дали ботинки, брюки из летней ткани, кальсоны, рубашку, гимнастерку, шинель, шапку и перчаточки. Вышли на улицу - замерзли. Те наши вещи, что мы сложили, как нам сказали, пойдут в фонд обороны. Началось обучение.

Наступило лето 1943 года. Мы должны были сдавать экзамены. Но у нашего выпуска судьба сложилась по-другому. Всех срочно построили на плацу. Объявили, что через два дня выезжаем на фронт. Экзамены отменяются. Нас полностью экипировали, выдали противогазы, саперные лопатки, и на вокзал. Отправились в Курск. И там, с Курской дуги, начался мой боевой путь.

"Американцы продвигались в день на 300 метров, мы - на 40 километров"

- Курская дуга имела два этапа. Оборонительный и наступательный. Я там оказался в тот момент, когда войска уже перешли в наступление. Первая наступательная операция, в которой участвовал, была очень успешной. Мы быстро выкатились к Днепру, форсировали Днепр со всеми сложностями таких крупных рек. Захватили Букринский плацдарм и вели упорные напряженные оборонительные бои на правом берегу Днепра.

file_4

5 ноября 1943 года атаковали и взяли Киев. Местные жители много хлебнули горя от немецкой оккупации. Встречали нас очень радостно.

Потом был целый ряд наступательных операций. Запомнилась Висло-Одерская операция, которая началась 12 января 1945 года. Она началась с мощнейшей артиллерийской подготовки. Два часа до наступления рассвета вели плотный огонь по противнику. Когда рассвело, мы глянули вперед, на передний край, так там земля дыбом поднялась и соединилась с небом от взрывов наших снарядов. В этот день наши войска продвинулись примерно на 40-50 и более километров. Замечу, в это время уже действовал второй фронт. Так американцы там продвигались в день на 200-300 метров.

"В Польше, Чехословакии и Германии встречали очень по-разному"

- Когда было наступление на Курской дуге, мы вошли в одно село. Только что немцев выгнали оттуда. Впечатление было очень тяжелым. Половина домов сгорела. Смотрим, большая горка, дымящееся какая-то лежит. Это собрали крестьяне зерно, сложили его, но попал снаряд, и все сгорело. В Киеве жители нам очень радовались, приглашали домой на чай, рассказывали, как жили.

В Польше, Чехословакии и Германии встречали очень по-разному. Польша и радостно, и настороженно. Но больше радости. Запомнился польский город Жешув. Ехали по городу в кузове автомобиля. Без боевых действий мы всегда ездили с песней. Поляки выбегали толпами и с удивлением смотрели, как мы поем.

Немцы вначале вообще не встречали. Они убегали. Бросали все. Скот, хозяйство. Убегали, потому что считали, что мы будем им мстить за ту кровавую войну, которую они развязали. Когда убегать стало некуда, начали с нами контактировать, но с большой напряженностью. Потом постепенно стали привыкать.

Чехословакия встречала нас с самых первых минут с большой радостью. Когда наша колонна подъезжала к Праге, задолго до нее, справа и слева вдоль дороги стояли большие толпы чехов, забрасывали нас цветами с криками "наздар" (приветствие). Чехи окружали нас со всех сторон, хватали на руки, приглашали в квартиры отмечать Победу. Эта радость незабываема. Сейчас немного удивляешься, когда они эту радость забыли. И дошли до не очень хороших действий. Например, снесли памятник полководцу Ивану Коневу, который спас Прагу.

«Жизнь была простая. Сверхскромная, но очень жизнерадостная»

- После окончания войны служба продолжилась. Как-то ко мне Володька Тарасов прибежал, в политотделе работал, ряжский парень, говорит: "Володь, в училище двоих направляют, поедем с тобой?". И где-то в октябре 1946 года нас двоих направили во Львов в военно-политическое училище. Началась учеба. В 1948 году закончил училище. Приехали молодых офицеров разбирать. Меня моряк вызывает. Отправляют на флот. А я - пехота. Но приказ есть приказ. Вот так началась служба на Дальнем Востоке и продлилась с 1948 по 1954 года. Жизнь была простая. Сверхскромная, но очень радостная.

-4

В 1953 году привез свою Зинаиду Васильевну, встретил её в бухте Ольга. Жили в комнате. Одна кухня на две семьи. Потом понял, что у меня только 8 классов. Надо куда-то поступать. В 1954 году поступил в военно-политическую академию им. Ленина в Москве. Проучился 4 года и до 1976 года служил в армии. Под конец службы преподавал в зенитно-ракетном училище. В 1978 переехали в Рязань. Дали трехкомнатную квартиру. Год отработал на заводе "ЗИЛ". Потом устроился в Радиотехнический университет, где преподавал 10 лет.

«Получается, сын своих родителей оккупировал?»

- После форсирования Днепра мы окопались на окраине Киеве. Как-то сидим мы в окопе, нас пятеро солдат. Подошли местные жители, пригласили домой. На стене у них висела фотография лейтенанта. Я узнал в нем командира батареи, которая воевала рядом с нами. Оказалось, он их сын. Говорят, ничего не знают о нем. Как забрали на фронт, больше его не видели. Мы потом ушли, а отец долго ещё стоял у околицы, высматривал сына. Не знаю, встретились ли они. Сейчас утверждают, что Украина была в советской оккупации. Получается, сын своих родителей оккупировал? Сколько искажений истории!

Сейчас на одну доску ставят Сталина и Гитлера, обвиняя их в развязывании Второй Мировой войны. Эта мысль получила широкое распространение. Она продиктована злым умыслом и безграмотностью. Да, в 1939 году был заключен пакт, по которому Германия и Советский Союз вошли в Польшу. Но к этому надо подходить исторически. В 1939 году руководству Советского Союза было ясно, что война неизбежна. Сталин говорил - нам еще бы годик, полгодика... Пакт немного оттянул начало войны. Дал подготовиться. Позволил отодвинуть нашу границу на несколько сот километров. А то война началась бы раньше и с более ближних подступов. И еще вопрос, удержали бы мы тогда Москву или нет.

-2

Очень ярко, доходчиво и правдиво рассказывают о Великой Отечественной войне Шолохов ("Они сражались за родину"), Фадеев ("Молодая гвардия"), Симонов ("Дни и ночи", "Живые и мертвые", "Солдатами не рождаются", "Последнее лето"), Бондарев ("Горячий снег", "Берег"). Необходимо, чтобы эти книги были на столах у нашей молодежи.