Для многих жителей России Лев Троцкий до сих пор остается остается неоднозначной фигурой. О революционере рассказали «Бренды России».

Лев Троцкий был инициатором и участником важнейших исторических событий, которые запечатлел в мемуарной книге «Моя жизнь». Об армии революционер писал, что ее невозможно строить без репрессий. 

«Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор, пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади. Но армии все же не создаются страхом. Царская армия распалась не из-за недостатка репрессий. Пытаясь спасти ее восстановлением смертной казни, Керенский только добил ее. На пепелище великой войны большевики создали новую армию», - написал революционер.

Далее читаем пояснения автора…

«В Калужской губернии, Воронежской или Рязанской десятки тысяч молодых крестьян не являлись на первые советские призывы. Война шла далеко от их губерний, учет был плох, призывы не брались всерьез. Неявившихся называли дезертирами. Против неявки открыли серьезную борьбу.

При военном комиссариате Рязани набралось таких «дезертиров» тысяч пятнадцать. Проезжая через Рязань, я решил посмотреть на них. Меня отговаривали: «Как бы чего не вышло». Но все обошлось как нельзя быть лучше.

Из бараков их скликали: «Товарищи дезертиры, ступайте на митинг, товарищ Троцкий к вам приехал». Они выбегали возбужденные, шумные, любопытные, как школьники. Я воображал их похуже. Они воображали меня пострашнее.

Меня в несколько минут окружила огромная распоясанная, недисциплинированная, но ничуть не враждебная братва. «Товарищи дезертиры» глядели на меня так, что, казалось, у многих выскочат глаза.

Взобравшись на стол тут же на дворе, я говорил с ними часа полтора. Это была благодарнейшая аудитория. Я старался поднять их в их собственных глазах и под конец призвал их поднять руки в знак верности революции.

На моих глазах их заразили новые идеи. Ими владел истинный энтузиазм. Они провожали меня до автомобиля, глядели во все глаза, но уже не испуганно, а восторженно, кричали во всю глотку и ни за что не хотели отлипнуть от меня. Я не без гордости узнавал потом, что важным воспитательным средством по отношению к ним служило напоминание: «А ты что обещал Троцкому?» Полки из рязанских «дезертиров» хорошо потом дрались на фронтах», - пишет Троцкий в своей книге.

К концу Гражданской войны сформировался «культ Троцкого» как заслуженного деятеля революции. Период нахождения Троцкого на посту предреввоенсовета и наркомвоенмора совпал со становлением новой государственной машины, одним из основателей которой был и сам революционер, но в какой-то момент все вышло из-под контроля и сформировался «культ Сталина». 

26 ноября 1928 года Политбюро ЦК ВКП(б) уже обсуждало вопрос «О контрреволюционной деятельности Троцкого».

Когда Троцкий письменно отверг сталинский ультиматум, революционер получил предписание о высылке из страны.

В 1930 году мемуары Троцкого «Моя жизнь» были выпущены в США, Великобритании, Франции, Испании и Чехословакии. После их распространили в Китае, странах Латинской Америки и некоторых африканских государствах.

Кроме того, Троцкий подписал договор об издании книги на русском языке с русскоязычным издательством «Гранит», располагающемся в Берлине.

В тоже время  в СССР была развёрнута пропаганда против троцкизма, развязкой которой стала ликвидация теоретика мировой революции в августе 1940 года.