28 июня президент России Владимир Путин подписал закон о легализации параллельного импорта. Согласно этому документу, ввоз товаров в нашу страну без разрешения правообладателя становится законным. О том что означает это нововведение для потребителей и предпринимателей «Рязанские новости» поговорили с Уполномоченным по правам предпринимателей в Рязанской области Михаил Пронин.


- Михаил Владимирович, мы часто слышим сейчас о параллельном импорте. Что же изменится с принятием этого закона для бизнесменов и потребителей?


- Это нужный в настоящих условиях закон, чтобы понимать, как дальше будет двигаться направление. Как потребители мы привыкли к определенному уровню товаров. Тоже самое и бизнес. Он привык работать с этой группой товаров. Поэтому возникла необходимость решения вопроса. Здесь даже более широкая группа сторон, которые вовлечены в процесс параллельного импорта. Вы спросили насчет бизнесменов и потребителей, но, помимо этого, участвует и государство. Я бы выделил таможенные органы отдельно еще. И не нужно забывать про самих правообладателей. Этот закон, регламентирует вещи, связанные другой логистикой завоза.  Но он не говорит о том, что продукт должен быть контрафактным. Ни в коем случае. Хотелось бы отметить, что же будет хорошего, а что плохого в принятии этого закона для каждой из сторон.
Для предпринимателей, в первую очередь, все самое хорошее. Понятно, у кого-то были налаженные контакты, дилерские связи. Бизнес на сегодняшний момент изменяется и в какой-то мере разрушается, но возникают некоторые модели трансформации под параллельный импорт. То есть можно работать по-новому. Тут возникают новые представители, новые предприниматели. Это будут новые рынки, возможно, они будут расширены. Вместо каких-то монополизированных структур будут появляться больше других, но более мелких. Это новый шанс для бизнеса зарабатывать деньги. Для состоявшихся же структур это некое упущение бизнеса.
Потребитель получит широкий пул товаров. С первого взгляда кажется, что стоимость продукта для потребителя должна упасть, но, сугубо мое экспертное мнение, этого не произойдет. Конечно, говорить о том, что будет лучше для потребителя в том плане, что будет дешевле, больше выбора - не приходиться, но мы надеемся, что это нивелирует хотя бы то, что было. Будет не хуже и не лучше.

Минусы для потребителя: пока не понятно, как это будет обслуживаться, какие будут гарантии качества. Наверно, это какие-то крупные структуры будут давать, но это будут не специализированные, не аккредитованные центры. Правила обслуживания поменяются. И мы не должны забывать о контрафакте. Речь идет о том, что это легальный товар, просто ввезённый другим путем, закупленный в странах другим путем.

Для правообладателя тоже есть плюс. Да, он ушёл с рынка, но многие ушли под давлением. Для них присутствие на рынке – это нормально, потому что ситуация изменяется. Мы надеемся, что для нас она будет меняться в лучшую сторону. Когда-то у них придет понимание, что бизнес - это бизнес, а экономика - это экономика. Таким образом, правообладатели будут здесь представлены и никто полностью их не забудет, не заместит. Конечно, для них минус это потери прибыли и выстроенного бизнеса, но даже для них, как мы видим,  есть, пусть и небольшой, но плюс.

Что касается государства, то оно решает проблему потребителя, товара, регламентации. Но понятно, что у государства возникает проблема работы с контрафактом, работы с более сложными моделями. Есть и такой элемент, что могут быть недополученные налоги.

Что касается таможни, то это упрощение ввоза. На первых парах меньше количество продукта пойдет. Но его нужно будет разобрать. Тяжелая для них работа. Нужно отделить нормальный продукт от контрафакта.
Для бизнеса любая история, связанная с отпуском рамок и послаблением, дает некий рост.  На первых парах, если будут более простые правила, конечно, бизнес туда пойдет. А потом государство начнет ставить рамки, чтобы не было контрафакта.

- Получается, что нам будут доступны привычные товары, правообладатели которых решили покинуть российский рынок?


- Подразумевается, что да. На сегодняшний момент все для этого есть. Всегда это называли «серыми» товарами. Не черными, не контрафактом, а «серыми». Были же модели автомобилей, которые не завозились официально на российский рынок, но их можно было купить в другой стране и привезти.
 

- Будут ли сертификаты качества у этих товаров?


- Что касается сертификатов, мы на сегодняшний момент, конечно, начинаем интересоваться этой темой. К нам пошли первые обращение. Был уже депутатский запрос по этому поводу. Я писал в таможню запрос, какими документами будет регламентироваться ввоз. Ранее было все понятно. Документ должен был быть от правообладателя, который подтверждал, что этот товар произведен. На сегодняшний момент правообладатель, по идее, не даст этот документ, мы так подразумеваем.  Написал официальный запрос, жду ответ. Еще один запрос я написал по поводу проверок товара. У нас можно обратиться в Роспотребнадзор, если вы чувствуете, что продукция контрафактная, по какой-то своей специфике - в Россельхознадзор. И далее они с полицией проводят проверку, и полиция принимает решение - нарушение или не нарушение. В этом отношении я также написал запрос в полицию. Какой документ должен предъявить предприниматель, чтобы к нему не было вопросов и претензий? Пока мы находимся в начале работы, пытаемся разобраться, найти на федеральном уровне какие-то экспертные мнения.


- По вашему мнению, не приведет ли это к увеличению подделок на российском рынке?


- Это самая основная проблем, которая может быть и тогда ударит по всем. На самом то деле проблема существовала и до санкций, и до пандемии. Многие производители жаловались на контрафакт. Контрафакт губит нормальный бизнес, который существует у серьезных производителей. Сейчас будет определенный всплеск. Но потихоньку надо запустить этот процесс, а потом устанавливать рамки. Принятие этого закона, даже если будут перекосы с контрафактом, даст накал, градус проблемы собьёт. Но потом все это быстро войдет в определенные рамки.

 

Беседовала Дарья Буренкова
 

Аудиоверсию беседы с Михаилом Прониным можно прослушать в подкасте «Слушаем и говорим».