«Рязанские новости» побывали в мастерской-галерее известного рязанского художника Андрея Миронова. С Андреем Николаевичем мы поговорили о жизни современного художника, о его творческом пути, о хейтерах, о картине «И снова весна...» и многом-многом другом.

Художник родился в Рязани в семье офицера милиции. После окончания им первого класса его семья переехала на Приполярный Урал, в посёлок Хорпия. Он мечтал получить профессиональное художественное образование, но судьба сложилась по-другому. Первое образование Андрей Миронов получил в строительном колледже по специальности исполнителя художественно - оформительских работ. После окончания обучения пошёл служить в армию. Затем служил в УМВД.

"Но я опять в следующем году не поступил. Для меня это была большая трагедия..."

- Как начался ваш творческий путь?

- Занимался сам, у меня было специфическое обучение. С натурой я работал мало, кстати говоря, так в старину и преподавали, к натуре обращались не сразу. Сначала обучение происходило таким образом, что копировали старых мастеров. Я не то что об этом знал, но раз в год приезжал на каникулы в Рязань, покупал буклеты с картинами, потом с них перерисовывал. А ещё, я это называю фантазировал, в основном писал людей и создавал сценки: религиозные, исторические. Когда отец у меня занимался спортом, я наблюдал за ним, как вот все мышцы располагаются, постоянно делал зарисовки, рисовал вот эту анатомию.

Ну, потом я начал писать с натуры, когда переехал в Рязань. И собственно говоря, тот единственный период, когда я занимался под присмотром, когда я первый раз не поступил в художественное училище, я решил готовится к следующему поступлению и ходил в изостудию. Это собственно были мастерские художественные училища, где преподаватель был Баринов. Он сейчас, к сожалению, умер, он там вёл уроки, ну и я там пристраивался и тоже там рисовал. Но мной никто конкретно специально не занимался, но я смотрел, как рисуют другие, как им делают замечания. Мне тоже делал замечания, но так он хвалил, я писал очень быстро, всегда, и он называл меня самым скоростным человеком студии. Говорил Андрей, то что ты поступишь - это абсолютно не вопрос. Но я опять в следующем году не поступил. Для меня это была большая трагедия. Я поступил в третье строительное ПТУ по специальности исполнитель художественно - оформительских работ. Нас как таковой живописи там не учили, было несколько уроков. Но все равно, там некоторые выставления композиции, о цвете, все это давали. Оно, в принципе, многое мне дало ПТУ, а потом я всё это развивал.

"У меня сначала живопись была такая очень академическая, немного мёртвая..."

- В какой технике и манере вы пишете свои картины?

- Если говорить о манере, я не то чтобы пытаюсь найти какую-то новую, я просто пробую разную манеру письма, разные техники, для того чтобы найти что лучше, что больше мне подходит, через какую технику я могу наиболее ярко выразить тот образ, который  я задумал. У меня сначала живопись была такая очень академическая, она была такая, немного мёртвая, не было жизни. Потом начал переходить скорее, наверно, в манеру реализма, стал писать кистью, щетиной и корпусно, ну разное, я просто пробовал себя. Сейчас что-то средне обобщённое, к чему-то такому  я пришёл. И все равно постоянно я что-то меняю. Я вот иногда сажусь писать, я ещё заранее не знаю как буду писать, она как-то сама выруливает. Вот пошло в какой-то манере, ну может сама тема такая и я потом уже думаю, давай я попробую в этой манере, вроде бы так лучше пошло, так она лучше смотрится.

- У вас картины исполнены в стиле, в котором художники творили в прошлом.  А есть ли у вас произведения выполненные, например, в направлении абстракционизм?

- Нет, я даже не пробовал, не было даже такого желания. Я придерживаюсь принципа, что я ничего искусственно нового не ищу: создать что-то невозможного, то чего раньше не создавали, какой-то эпатаж. Я исхожу из того, что каждый человек он единственный и не повторимый , он сам по себе индивидуален. Если он просто разовьёт в первую очередь технические навыки, вот это какая-то его особенность, индивидуальность, она сама по себе проявится, проявится естественно, а потом нужно просто  её развивать. Это не значит, что художник не должен искать, но это естественный совершенно процесс. Оно само придёт.  Да, пробуешь какие-то техники, но самое главное нужно стремиться к тому, чтобы сделать как можно лучше, не новое что-то найти, а лучше, идя вот по этому пути и будет обязательно что-нибудь и новое. Обязательно твоя индивидуальность проявится, в чем-то выразится. Хотя я абсолютно не осуждаю художников. У меня есть и друзья, которые нацелены найти какой-то новый стиль. Это их путь. Не мой.

"Последнюю картину «И снова весна...» я написал меньше чем за неделю"

- Сколько у вас времени уходит на написание картины?

В среднем если говорить о создании картины, а не о её исполнении, а вот полностью от начала разработки замысла, разработки эскиза, то где-то, около месяца, в среднем даже может иногда поменьше. Вообще, по-разному бывает, самое длительное, по-моему, я писал три месяца, самое короткое даже меньше недели. Последнюю картину «И снова весна...» я написал меньше чем за неделю.

"У меня иногда бывало, что одновременно я участвовал в пяти выставках"

У вас есть своя мастерская-галерея, а часто ли ваши картины выставляются на других площадках?

- Когда раньше не состоял в никаких творческих союзах, то активно выставлялся с 2007 года. Проводил много персональных выставок. Я их провёл с тех пор тринадцать: в Рязани, Рязанской и Московской областях. Я много ездил в групповых турах, участвовал от клуба художников-любителей, я в нем раньше состоял. Ездил много в Москву, участвовал во всевозможных конкурсах. Но это конечно все очень изнурительно. Я тогда еще служил, на это все нужно тоже время.

Ну что такое поучаствовать в выставке в Москве? Нужно сначала туда все отвезти, приехать на открытие, а потом забрать оттуда. Ну это с ума сойдёшь. В 2020 году я вступил в творческий союз художников России, у нас рязанское отделение есть. А в прошлом году я вступил в рязанское отделение Союза художников России. Они очень активно проводят выставки, ну Союз художников не часто, по большому счёту они два раза в год. Основные выставки и плюс такие промежуточные бывают иногда. Творческий союз художников проводит очень часто, у меня иногда бывало, что одновременно я участвовал в пяти выставках. Плюс здесь (в мастерской-галереи (прим.ред.) ещё,  использую её как мастерскую, а по субботам с 12:00 до 15:00 я открываю её для посетителей.

"Я не знаю, кто ещё в Рязани пишет на религиозную тему"

- В каких жанрах вы пишите? Часто бывают портреты?

- Портретов у меня достаточно много. Своя натура всегда под рукой. Но я вообще считаю своим основным жанром религиозные картины. А вот натюрморты, портреты, пейзажи, я на них отдыхаю, оттачиваю технику. Отдыхаю от более сложных работ, потому что они требуют очень большого напряжения, композиции и нужно и образы, все это сложно, конечно. Вообще к этому мало кто обращается, я не знаю, кто ещё в Рязани пишет на религиозную тему, вот именно такие многофигурные композиции. К военной теме последнее время стал много обращаться. Вот одна из картин «Васильки», две сейчас ушли на выставку «И снова весна...» и ещё одна картина, одна и моих любимых «Я убит подо Ржевом».

- Какой посыл вы вложили в свою картину «И снова весна»?

- Да в общем там все достаточно понятно. Хотел провести аналогию, объединить две эпохи, выразить своё отношение к проводимой операции... Это говорит о том, что болезнь нацизма, которая имеет религиозные, духовные корни, то есть ощущение своего превосходства над кем-то. Этой болезнью Запад болел всегда. Это просто некое какое-то дежавю, постоянно все это возвращается… И так как эта тема животрепещущая, я вообще эту картину задумал сразу, как только началась спецоперация. я сразу прикинул, как это будет выглядеть. Но в то время, у меня было несколько заказов, поэтому я не исполнял эти вещи. А тут, как раз я только закончил и предстоящая выставка союза художников России, которая сегодня открывается в выставочном зале на Есенина (открытие состоялось 18 мая, прим.ред.), у нас она проводится ежегодно. Вообще называется «Весна», соответственно «Весна и «Осень» два раза в год. И её буквально, за несколько дней тему изменили назвали «Весна-2022. Мы Zа мир!». И прям спехом, совершенно сразу решил исполнить этот замысел, который задумал несколько дней назад.

- Вы ушли из полиции на пенсию, где-то сейчас работаете?

- У меня в принципе с заказами нормально. Я даже иногда расстраиваюсь. Думаю, ну вот хотелось что-нибудь себе написать, а опять заказ. Хотя бывает, что нет долго, раз на раз не приходится. То густо, то пусто. У меня сейчас восемь картин в Москву ушло за раз.

- Влияет ли на ваше творчество экономическая ситуация в мире?

Конечно, все индивидуально у всех разные возможности, но я из своего окружения, всё-таки состою в двух союзах художников, ну даже в связи с кризисом я не знаю случаев, чтобы кто-то по этой причине отказался от творчества. Какие-то возможности всё-таки можно найти, хотя, конечно, да, выросли цены на рамы, причём значительно. Они, кстати говоря, и раньше были все эти материалы не дешёвые - это достаточно дорогое удовольствие. Но мне проще, я пенсионер, у меня всё-таки есть какая-то финансовая подушка, вот и заказы тоже есть. Для меня особой сложности это не составляет.

- Чем вы занимаетесь кроме живописи?

- Я веду видео блог на ютубе. Достаточно активно делаю видео на разные темы: духовные, политические, экономические, социальные, художественные, исторические. Очень люблю всевозможные исторические темы, создаю ролики, иногда это серьёзный, исследовательский труд, по несколько месяцев собираю материал. Потом я занимаюсь публицистикой, пишу на разные темы, выставляюсь на проза.ру у себя на сайте. От союза художников, можно сказать послушание, я создал сайт художников России, я сейчас его веду. А так как против нас ввели санкции, я создал сайт на Викс, хостинги находятся в США, они отказались у нас в России работать. Сайт очень большой, я много труда на него потратил, а сейчас приходится делать его заново на российской платформе. Это тоже каждый день час-два я должен этим заниматься. В Википедии статьи ЕЩЕ пишу. Но в первую очередь - живопись.

"Я стараюсь максимально наполнить свои картины каким-то смыслом..."

 

- Расскажите о ваших картинах. Как вы их создаёте?

- Само содержание картин очень глубокое. Есть такой грех, называется пустословие. Вот в живописи он тоже иногда присутствует, когда вот ну пустота. Поэтому я стараюсь максимально наполнить свои картины каким-то смыслом, чтобы каждый предмет был наполнен тем или иным содержанием. Откуда замысел берется вообще не понятно, я не назвал бы это вдохновением. Вдохновение, мне кажется, вообще какая-то придумка. Просто может быть какое-то хорошее настроение или, когда человеку просто не до искусства. Вообще хочется сказать, что профессионалам это вдохновение не свойственно. Вот Караченцов, когда выходил, там свою «Юнону и Авось», так лет тридцать он играл, у него же за тридцать лет и разное настроение, было вдохновение, не было – он играл, как в первый раз, потому что он профессионал. И здесь, мне кажется, тоже вдохновение не требуется. Некое расположение, интерес к своему труду, а дальше все делает опыт, какие-то навыки. И что-то такое, чего нельзя писать не навыками не опытом – это как раз составляет суть творчества. Есть в нашей работе художника чисто ремесло, технические навыки, а есть что-то не от мира сего. Иногда идея какой-то картины приходит, она, словом, буквально на голову падает. И вот думаешь, как это изобразить? Пришла идея, откуда она пришла, вообще не понятно (вздыхает прим.ред).

- Какая из ваших работ, которая находится в вашей мастрерской-галереи вам нравится больше всех? Расскажите о ней.

- Люблю вот эту картину. Я, кстати, её несколько раз переписывал, поверх. Называется «Призвание апостола Матфея».

Люблю картину «Ныне Бог родился». Очень удачная «Гость». 

«Портрет супруги». Я её два раза переписывал. Первый раз написал суховатенько, а второй раз добавил краски.«Спас на Яру», тоже старая картина, её тоже переписывал.

Мастерство на месте не стоит и хочется какие-то свои удачные работы заново переписать, бывает замысел хороший. Вот, например, картина «Неверие святого Фомы», я писал её три раза. Не переписывал поверху, а отдельно. То есть сама идея мне очень понравилась, а техническое исполнение было слабовато. То есть идея - неверие святого Фомы, а Фомы здесь нет, здесь Христос изображён, который обращается к зрителю. Фома это зритель. Это нам предлагают быть верующим или неверующим.

- Были ли у вас моменты, что вы не хотели больше заниматься творчеством?

Нет, никогда не было. Иногда бывает, просто вот хочется какой-то темы, зацепило, что-то пока не приходит. Ну не приходит, не беда. Я пока натюрморт напишу. Пока пишу, глядишь, что-нибудь придёт. Бывает начинаю листать Евангилие, смотреть какая тема меня может заинтересует. Бывает, когда пишу картину я много слушаю аудиозаписи святых отцов, богословов, приходят какие-то мысли.

"Талант - это целевой кредит..."

- Можете дать совет начинающим художникам?

- Я бы дал им совет, что они должны сразу настраиваться, что талант, если он есть, если он нам дан - это целевой кредит. Который дан, не абы чего, не абы, чтобы проявить свою индивидуальность, он дан для конкретной цели, на служение людям. Вот это самое главное, что они должны держать в голове. Не искать быстрого успеха, заработка. Если они не придут, будет сильное разочарование. Делай, что должен и будь что будет. Задача художника преобразить окружающий мир в своих полотнах и через это поднять зрителя над этом миром, сделать его лучше. Сделать его лучше можно даже тем, что просто продемонстрировать прекрасно написанный  пейзаж. Красивая вещь она всегда облагораживает. Художник формирует смыслы, прививает эстетические вкусы зрителю - это все служение. Вот чем художник должен руководствоваться, оттачивать технику. Это постулат. А дальше, если это будет, если человек сам так настроит, дальше у него правильный настрой вырулит. Эму Господь подскажет и поможет, если вот он выберет этот путь служения.

- Часто ли под вашими работами оставляют негативные комментарии? Расстраивают ли вас хейтеры?

- Я видел эти комментарии к «И снова весна...». И не только про эту картину. Я прошёл путь достаточно длительный, в своё время пытался спорить. Я  не против критики, но когда я вижу, что это действительно критика, когда человек разбирается в теме, действительно хочет помочь. Он понимает о чём ты пишешь. Совершенно другое дело, когда человек просто злословит. Они обсуждают какой-то сюжет религиозный, но я вижу, что они абсолютно ничего в нем не понимают. Я не разбираюсь в физике и не буду критиковать человека, который глубоко погружен в термодинамику, но у меня может есть какие-то представления.

А что касается здоровой критики, я сталкиваюсь с художниками на выставке, посмотришь, действительно, верно. Это я мотаю на ус, на будущее. А вообще, что только не писали. И причём это пишут интеллигентные люди, художники - это человеческая натура. Вот это дал интернет такую возможность, раскрывать людям своё нутро, потому что когда с ними общаешься в живую они никогда этого не покажут.  А здесь вылезает все, что у человека внутри, они знают что ты их никогда не увидишь, отрываются по полной. Я пытался спорить , понял, что бесполезно. Пытаешься что-то объяснить, тебя не слушают. Ощущение, что ничего не написал, налетает сразу «свора», такое количество «уколов», что ты не имеешь возможность всем ответить. И каждый ответ рождает тысячу других, причём они не основываются на том, что ты ответил. Ты разжевал по полочкам, а они тебя как будто не слышат. С тех пор я перестал. Если имею возможность - удаляю, баню, если нет возможности - не отвечаю. А супруга у меня пытается, все время что-то делать. Я говорю не трожь, бесполезно.

Прообразами для многих картин Андрея Миронова становятся его родные и знакомые и даже он сам. Образом женского персонажа выступает супруга художника. Она и главный его критик. Супруга приходит в мастерскую или по фотографии, свежим взглядом оценивает картины, над которыми трудится Андрей Николаевич.  Женщина не художник, но чисто впечатлительно видит, что можно подправить. Художник отметил, что сначала он, конечно, возмущается, но потом признает, что жена права и переделанные работы становятся лучше.

Беседовала Мария Гирис