«Рязанские новости» поговорили с зоологом Надеждой Панковой - старшим научным сотрудником Окского биосферного заповедника, кандидатом биологических наук.

Надежда занимается млекопитающими, ведёт учёты и мониторинг, работает с фотоловушками. Снимки с них не только остаются в архивах заповедника. Каждый желающий может подглядеть за жизнью животных в группе «Кабаны и другие звери», которую она ведет.

-Расскажите о своей работе. Давно занимаетесь этим?

В заповеднике я работаю 15 лет, а конкретно фотоловушки у нас появились с 14-ого года.

-А как пришли в эту необычную профессию?

Ещё в юности я много ездила в экспедиции и первый раз побывала в заповеднике ещё в 90-ые годы. Тогда люди в заповедниках бедствовали, но мне все равно показалось, что это так здорово: иметь возможность каждый день ходить в лес, жить не в городе, а в посёлке. И мне эта идея очень понравилась. Поступила на биолога, выучилась. Родители, конечно, думали - это пройдёт, но это не прошло. И мы с мужем уехали в заповедник, как только я закончила университет.

-И всё это время вы тут вместе с мужем работаете? А чем он в заповеднике занимается?

Да, муж - заместитель директора по правовой работе. Мы все равно вместе занимаемся фотоловушками, он тоже биолог по образованию. Я занимаюсь не только фотоловушками и кабанами, а всеми крупными млекопитающими. Всеми, кто крупнее мыши. Зоолог в заповеднике занимается в первую очередь мониторингом популяций животных Наблюдаем за состоянием животных, за популяцией и демографией. Основную информацию о численности получаем с помощью зимнего маршрутного учёта. Зимой, все кто могут встают на лыжи и отправляются в лес по маршрутам отмечать следы животных.

Также я занимаюсь бобрами. Учёты бобров у нас начинаются с октября до ледостава. Мы определяем количество бобровых поселений и примерное количество самих бобров. Эта работа идёт непрерывно с 1937 года, когда только вернули бобров в заповедник. Они же были все истреблены, и только из Воронежского заповедника нам завезли бобров.

-В нашем регионе не было бобров?

Да, в 17-м веке бобров тут истребили.

-Так сложилось, что я сам живу в Рязанском районе, и буквально в трёх километрах от села все кишит бобрами...

Конечно, сейчас они уже повсюду. Но если бы в нашем заповеднике в 1937 году не начали восстанавливать популяцию, то тут их бы так и не было. К началу 20-ого века на европейской части страны бобры были только в Воронеже, и то их было очень мало. 24 бобра завезли к нам. И уже к 50-м годам все водоёмы заповедника были заняты бобрами. А потом они стали расселяться за пределы заповедника.

6

- А можно примерно подсчитать их количество сейчас?

На территории заповедника да. Все годы популяция росла, лишь в последние два года она снижается. Причиной тому засухи. Во время засух бобр становится лёгкой добычей для волков.

-Они их едят?

Ну да, с удовольствием. Только хвост оставляют. Жестковат он.

С фотоловушками у нас как дела обстояли. В 2015 году у нас прошла африканская чума свиней. Кабаны очень сильно болели, и примерно 95% от популяции умерло. У нас были огромные стада кабанов. Зайдя в лес, невозможно было с ними не встретиться.

В связи с этим возник вопрос, что нам необходимо хорошо наблюдать за кабанами, смотреть, как восстанавливается популяция. И тут учётов зимних недостаточно, а вот фотоловушки как раз отлично помогают.

- А как вы выбираете место для фотоловушки? Лес же большой, кабан может где угодно ходить.

В охотохозяйствах это просто делается. Высыпается прикормка, вешается фотоловушка. Но у нас в заповеднике зверей кормить нельзя. Так как нельзя допускать никакого вмешательства человека.

Кабаны, когда живут в лесу, они лес оборудуют под себя. Создают инфраструктуру. Это тропы, порои, гнёзда и это чесальные деревья. Чесальные деревья - это самые долгоиграющие объекты в кабаньей инфраструктуре. Ещё в 60-е годы кабан выбрал несколько деревьев, об которые он чешется. И так его дети, внуки и правнуки продолжают у тех же деревьев чесаться.

Что вообще такое «чесальное дерево» для кабана? С одной стороны это такой спа-салон. Они чешутся и получают удовольствие. Они счёсывают шерсть, паразитов. И видно, что им нравится, потому что во время чёса хвост у кабана крутится. А если хвост у кабана вертится, значит, он счастлив.  

А с другой стороны, на чесальном дереве остаётся информация. Как правило, это запах. С помощью таких деревьев кабаны обмениваются информацией. Это такие социальные сети. Кабаны часто к ним приходят. Вот как мы с утра проверяем электронную почту, так и кабан может с утра проверить, нет ли новой информации на чесалке. Вот у самых натёртых чесалок, у которых идёт активное «общение» мы и ставим фотоловушки. Что уже нам позволяет получать информацию о численности кабанов.

- А как вы определяете так? Вдруг один и тот же кабан просто несколько раз около фотоловушки прошёл?

На первый взгляд кажется, что кабаны все одинаковые. Но если приглядеться, а фотоловушка это позволяет, можно заметить различия. Кабаны отличаются телосложением, хвостами, ушами. А у многих кабанов есть пятна. Ну и важная информация, которую мы получаем благодаря ловушкам, это количество кабанят в выводке.

-А как звери реагируют на фотоловушки? Это же большая довольно конструкция, и звуки издаёт, наверное.

Они издают звуки, которые звери слышат, а мы нет. Кабаны относятся к ним совершенно спокойно. Настолько спокойно, что они около них ложатся спать. Несколько раз они спали за фотоловушкой, и я очень огорчалась. Но недавно улеглись прямо в объективе и спали всю ночь перед ней. Спят они примерно как люди, которым некуда спешить, до позднего утра. В местах, где на них охотятся, такого, конечно, нет. Но в заповеднике им ничего не угрожает.

-В рамках работы вообще приближаетесь к кабанам?

Да, но у меня нет цели прям к ним подходить. Я стараюсь с ними по минимуму контактировать, чтобы им не мешать. Но у меня есть знакомые кабаны, с которыми я уже четвёртый год вместе. Они меня знают, и я их знаю. Они все под именами уже у меня. Знаю уже всю их судьбу, так сказать. У меня вот есть знакомые кабанихи Чёрная и Пегая. И я могу сказать, у кого из них в какой год сколько поросят было. И это довольно интересно. Им сейчас уже около семи лет, это уже солидные «тёти» такие. Кабаны живут в природе примерно лет 15.

И кабаны знают меня, знают мой запах, я же хожу по их тропам. Иногда они ходят по моим следам, проверяли куда я хожу. И они не агрессируют, понимают, что к чему. Кабаны достаточно интеллектуальны, и про нас людей они много чего знают.

-Данные с фотоловушек это прежде всего важные сведения для мониторингов?

Мы занимаемся не только мониторингами, но и научной деятельностью. В частности, изучаем поведение кабанов. Когда я стала изучать поведение кабанов возле чесалок, оказалось что на эту тему очень мало исследований. После классической работы Хайнца Майнхардта*, который жил в стаде кабанов, практически ничего такого не было интересного.

 

*Прим. Ред. Хайнц Майнхардт немецкий зоолог, четыре года жил в стаде кабанов. Подробно он рассказывает об этом в своей книге «Моя жизнь среди кабанов». Используя подкормку, автору удалось приучить этих зверей к своему присутствию, стать среди них «своим». Свой рассказ о жизни кабанов X. Майнхардт ведет как очевидец, что делает книгу чрезвычайно увлекательной.

- Вы сказали, что человек не вмешивается в жизнь заповедника. А если фотоловушка зафиксирует раненого кабана, ему окажут помощь?

Окажут помощь волки ему, к сожалению. Ну, а что поделать, мы только наблюдаем. К тому же, волкам нужно тоже есть. Но, конечно, если я увижу раненого кабанёнка, я вряд ли отдам его волку. У нас сердца нежелезные. Например, была ситуация когда под лёд провалилась лосиха. Наши инспектора её вытащили.

-Кабаны представляют опасность для человека? Или стараются держаться от людей подальше?

Да, кабаны убегают, как правило. За исключением некоторых случаев. Но вот секачи, взрослые самцы, они считают, что круче зверя в лесу нет. Поэтому если встретиться с секачом на тропе, то главное правило вежливости - уйти с дороги. Ничего хорошего от такой встречи не будет, или на дерево загонит, или будет ходить вокруг рычать, прогонять человека. И конечно, самки с поросятами опасны. Могут повалить, начать топтать и кусать. У них челюсти мощные. Но самое опасное в его «арсенале» - рыло. Им он может далеко откинуть человека. Но в целом, кабаны достаточно спокойно себя ведут в лесу.

Ещё у них есть особенность, если они идут по лесу и никого не чуют, они очень громкие. Они орут, хрюкают, визжат на весь лес. Но как только почувствуют опасность, кабаны становятся тихими и незаметными. И казалось бы, такие толстые и неповоротливые, они идут и даже под копытами у них ничего не хрустит. Это удивительные звери.

Их чесальными деревьями пользуется весь лес. К чесалкам приходит волк, метки делает, лось приходит, косули, барсук даже. Кабаны делают основу, для такой вот лесной социальной сети.

-В этом году появлялась информация, что в заповеднике есть медведь.

Да, медведь был. Тоже пришёл на кабанью чесалку. Встал к ней спиной и чесался. Оставил кабанам сообщение. Они так делают везде, где вместе живут кабаны и медведи, у них общие чесальные деревья.

-А медведи нападают на кабанов?

Могут, но в основном осенью, и на подсвинка, на маленького кабанчика. Потому что, если со взрослым секачом медведь будет биться, то неизвестно, кто победит.

-Как звери пережили лесные пожары в этом году?

У нас северный биосферный полигон сильно был затронут пожаром, как раз там жил медведь, потом его следы были на пожарище. Лоси тоже ходили и продолжали есть ещё не сгоревшие молодые берёзы. В том месте было же пожарище 2010 года, и оно как раз стало зарастать молодыми деревьями, которые очень любят есть лоси. Они до последнего оттуда не уходили, и специально стояли в дыму, чтобы их не ели насекомые. Теперь популяция не надолго сократится, пока не начнётся зарастание погоревшей территории.

 

Владимир Садофьев